Такой знакомый и непостоянный среди давно

Тэм Отпустите Меня В Мой Сон скачать песню бесплатно в mp3 качестве и слушать онлайн

В Мой Сон. в моих ладонях - сон, застывший тайной из сказок и серебряных ветров. такой знакомый и непостоянный среди давно родившихся миров. Из сказок и серебряных ветров. Такой знакомый и непостоянный. Среди давно родившихся миров. В моих ладонях Свет – случайным. В моих ладонях сон застывший тайный. Из сказок и серебряных ветров. Такой знакомый, и непостоянный. Среди давно родившихся.

И вот я оказался у скальных уступов, которые уходили вверх.

Тэм/Стихи года — Звезда и меч

Над ними через уже изрядно поредевшие деревья виднелась одинокая башня замка. Но я нигде не видел пути, по которому можно было бы взобраться на эти скалы. Они походили на какую-то древнюю исполинскую крепостную стену, окружавшую всю долину.

Я стал бродить у подножия этих скал в поисках хоть какого-нибудь приемлемого подъема: Главное, чтобы он не оказался по ту сторону скал.

Ощущение того, что я должен спешить, возрастало по мере того как солнце клонилось к горизонту. Не знаю, сколько я так бродил у подножия скал, но от замка я ушел довольно. Я хотел было уже возвращаться, как вдруг между двух больших камней заметил узкий проход со сточившимся от времени ступенями. Осторожно, опираясь руками на камни, я начал подниматься по крутым ступеням, которые причудливым лабиринтом петляли меж камней и скал.

Временами дорога то шла вниз, то снова поднималась. В какой-то момент мне начинало казаться, что эта тропинка ведет куда-то другое место. На середине моего пути я понял, что замок исчез из виду и уже давно не появлялся в поле моего зрения. Я не на шутку разволновался — а вдруг я и правда пошел не в ту сторону и не успею оказаться в замке к закату? Сам не знаю, откуда, но я точно знал, что должен быть.

Но времени возвращаться и искать иной путь у меня уже не оставалось. С волнением в сердце я продолжил свой путь. Вдруг из-за очередного уступа я увидел башню замка, она была уже совсем. Тропинка повернула еще несколько раз, и я неожиданно оказался перед воротами замка. Он оказался еще меньше, чем казался издалека: Оглядываясь по сторонам, я прошел через арку ворот.

Сноходец - первая редакция

Крошащиеся от времени стены поросли мхом и плющом, и весь замок приобрел темно-зеленой оттенок. В небольшом внутреннем дворе росли чахлые деревца и кустарник, они теснили друг друга и задыхались от нехватки пространства и света. Но, несмотря на это, во дворе оставалась ничем за заросшая тропинка, ведущая к входу в подземелья. Небольшой дверной проем в стене казарм зиял отпугивающей тьмой. Нет, мне надо было идти не туда, я должен был попасть в башню.

И я начал продираться через кусты к замковой стене. Они, по всей видимости, не хотели меня пропускать. С большим трудом я пробрался к осыпающимся от малейшего прикосновения ступеням, ведущим на стену к входу в башню. Поднявшись на стену, я окинул взором раскинувшуюся под замком долину. В золотистом свете закатного солнца казалось, что долина из лета погрузилась в осень. Этот вид притягивал и не хотел опускать, но я помнил, что должен спешить.

Текст песни Тэм Гринхилл - Память сгоревшей души

Я откуда-то знал, что красота этой долины обманчива, и приходом темноты долина изменится до неузнаваемости. Не поддавшись искушению, я решительным шагом направился к входу в башню. После солнечного света в башне, пахнущей затхлостью и сыростью, ничего не было. Но когда мои глаза привыкли, я различил узкую каменную лестницу без перил, ведущую на верхний этаж башни.

Держась одной рукой за стену, чтобы не упасть, ступая на каждую крошащуюся ступеньку с величайшей осторожностью, я через несколько пролетов оказался в небольшой комнатке, освещаемой закатным светом, льющимся из одинокого мутного окошка башни.

И с содроганием ждать, что ответят на твои порывы. Терзаться сомнениями, стоит ли вообще так открыто говорить о столь личном. Но наблюдая за реакцией разных людей, со временем приходит понимание, что в каждом твоем откровении они ищут частицу самих себя, что-то из своей жизни.

И находя это, они восхищаются на сколько точно и проникновенно написано о их чувствах и переживаниях. Но это тоже самое, что брать из всей книги только один небольшой отрывок и по нему уже судить все произведение. Никто не замечает общую картину, а видят только отдельные элементы, которые близки только ему одному. Намного сложнее жить с тем о чем ты пишешь, ведь то, что ты можешь выложить на бумагу - это только маленькая толика того, что происходит у тебя в душе.

Те строчки, что ложатся на бумагу в очередной исповеди не дают тебе захлебнуться в океане из собственных чувств и переживаний. И на какое-то время снимают этот груз, состоящей из боли и разочарования.

Но день за днем, волна за волной тебя снова и снова накрывает и хочется кричать.